11e869d7

Мартьянов Сергей Николаевич - Первое Задание



Сергей Николаевич МАРТЬЯНОВ
ПЕРВОЕ ЗАДАНИЕ
Рассказ
Знаете ли вы, что такое граница? Мне она представлялась так:
полосатые столбы, настороженная тишина, суровые лица пограничников,
вооруженные до зубов шпионы, ночные тревоги, выстрелы... Словом, жизнь,
полная романтики и подвигов. Так я представлял границу по книгам и
кинофильмам; так рисовалась она мне в пограничном училище, куда я поступил
после десятилетки - вопреки настояниям матери выучиться на зубного врача.
И вот на последнем курсе училища нас направили на стажировку, или,
выражаясь "гражданским" языком, проходить производственную практику. Меня
командировали в одно из подразделений, расположенных в Карпатах. О, как я
обрадовался этой поездке, каким героем чувствовал себя среди районных
заготовителей и участковых агрономов, едущих со мной в одном вагоне! С
верхней полки я посматривал на них по меньшей мере снисходительно. Правда,
были и сомнения, не скрою. Одно дело - училище, теория, а другое -
граница, практика. Как встретят меня, какое дело поручат, справлюсь ли?
Последний вопрос я отвергал решительно. Конечно, справлюсь, надо
справиться! Но не это было главным, в конце концов. Главное - я еду на
границу!
В комендатуре меня встретили довольно хладнокровно. Сказали, чтобы
отдохнул с дороги, осмотрелся, потом, дескать, вызовут. Но прошел день,
второй, а меня никто не вызывал, только политрук поинтересовался, сходил
ли я в баню и хорошо ли меня кормят. Люди были очень заняты, во двор штаба
то и дело въезжали всадники, а комнате дежурного беспрерывно звонил
телефон. Где-то шла напряженная жизнь, скрытая от моих глаз, а я как
неприкаянный слонялся по военному плацу, по гулким коридорам, часами
просиживал в библиотеке, перелистывая подшивку многотиражки "Пограничник
на Карпатах". Лучше бы я не перелистывал ее! Страницы газеты пестрели
интригующими заголовками: "Один против пятерых", "Двадцать километров по
следу", "Уловка врага не удалась..." Представляете мое состояние!
В общем на третий день я набрался храбрости и сам пошел к майору,
коменданту участка.
- Сидай, - кивнул он, продолжая допрашивать какого-то седоусого
дядьку.
Дядька сидел на краешке стула, мял в руках войлочную шляпу и давал
показания, а майор курил и рисовал на "Казбеке" замысловатых чертиков.
- Значит, сегодня ночью? На Малой поляне? - поднял он глаза, когда
дядька умолк, покосившись в мою сторону.
- Так, так, правда! Я как узнал, так зараз к вам.
- Добре. Мы это дело учтем, Петр Михайлович, - сказал майор и
зачеркнул чертиков.
"Ого, да это не допрос", - подумал я. Как мне удалось понять, сегодня
ночью в районе Малой поляны готовилось нарушение границы. Об этом и
сообщил Петр Михайлович, по всей видимости, лесной обходчик или пасечник.
Каким образом ему стало известно об этом, знал только майор.
Ясно было одно - назревали интересные события. Петр Михайлович
поднялся, чинно попрощался с нами за руку, надел шляпу и удалился. А майор
шагнул к висящей на стене секретной карте и отдернул на ней сатиновую
занавеску. Минут пять он рассматривал условные значки и кружочки, что-то
соображая, потом круто повернулся на каблуках и произнес:
- Вот так...
Он думал о чем-то своем и смотрел на меня рассеянно. А мне уже
мерещились нарушители границы, ночные поиски, внезапные выстрелы...
- Вот так и решим, - повторил он и задернул занавеску.
Тут я попросил ввести меня в курс дела.
- Ничего особенного. Братья Лымари решили немного подработать.
Я ничего не понял. Какие Лымари? Ка



Назад