11e869d7

Мартьянов Сергей Николаевич - Глоток Воды



Сергей Николаевич МАРТЬЯНОВ
ГЛОТОК ВОДЫ
(БЫЛЬ)
Рассказ
1
Все было как всегда на границе. Уходили и приходили наряды. По случаю
субботы после обеда солдаты вымылись в бане. Вечером посмотрели
кинокартину. Потом выкурили по папироске, и, кому положено было, оседлали
коней, выехали на службу, а кому не подошел срок - легли спать. В густых
зарослях тугая, на берегу речки, нес службу рядовой Владимир Матлаш...
В одиннадцать часов вечера начальник заставы капитан Виктор Балашов
выехал на проверку нарядов. Эту свою работу он делал постоянно, в любое
время суток и любую погоду. Ему шел тридцать второй год и восемь из них он
провел на границе. Но, пожалуй, никогда, за все это время через границу не
лезло столько нарушителей, как в прошлом году и этой весной. Редкая неделя
проходила без тревоги.
Балашов привычно покачивался в седле. Было очень темно и тихо. В
траве громко звенели сверчки, в болотцах на все лады заливались лягушки.
Нагретая за день земля дышала теплом, пахло полынью.
Встречались наряды, и старшие шепотом докладывали, что за время
несения службы нарушений государственной границы не обнаружено. Это была
обычная формула рапорта в таких случаях, но Балашову она показалась
излишне торжественной и ненадежной. "Не обнаружено"... Ну, а что, если
враг все-таки где-нибудь прошел не замеченный? Слишком много километров от
левого фланга до правого, слишком мало людей закрывают их. Только наивные
граждане полагают, что пограничники всегда и всюду стоят непрерывной
цепочкой. Если бы это было так, капитан Балашов мог бы сейчас преспокойно
спать дома. А он шепотом говорил: "Обратите внимание вон на те
кустарники", "Не высовывайтесь, вас видно на фоне неба" или просто: "Ну,
как настроение?" - И ехал дальше.
В четыре часа утра Балашов вернулся на заставу.
- За время вашего отсутствия никаких происшествий не случилось, -
доложил дежурный и добавил, что к Масловой, прачке заставы, приехал на
выходной день сын Владимир, шофер камышового завода. Его грузовая машина
стоит во дворе. "Ну, что же, пускай погостит, порыбачит на речке", -
подумал Балашов, давно знавший Владимира.
Он заглянул в помещение, где спали солдаты. Над койками, чтобы не
заедали комары и мухи, свисали марлевые пологи, и эти белые шатры
придавали помещению призрачный, почти фантастический вид. Балашов на
носках прошелся вдоль коек. Вот в гимнастерке и брюках спит вожатый службы
собак Григорий Давиденко, вот, тоже одетые, рядовой Василий Кашуркин и
радист Михаил Ефименко. Это - тревожные. Они первыми вскакивают по
тревоге, первыми хватают оружие. А пока - пусть спят. Капитан заботливо
одергивает полог у одной кровати, у другой, занавешивает окно плотной
шторой: скоро брызнет солнце.
Может, ничего и не случится сегодня. Хорошо, когда все спокойно.
Пусть будет спокойно. Балашову вспомнилось, как года два назад приезжал на
заставу некий журналист и все допытывался: часто ли пограничники ловят
шпионов. И когда узнал, что не больно часто, на лице его отразилось
разочарование.
...Балашов вышел во двор, направился к офицерскому дому. Можно и
отдохнуть. У коновязи постукивали копытами кони. На востоке зеленела заря.
Не зажигая огня, капитан разделся, лег, вытянул натруженные за день ноги.
Люда, жена, спала, спали дети, Валерий и Вова.
Впереди - воскресенье, занятий не будет. Но воскресенье на заставе -
понятие относительное. Неплохо было бы провести сдачу норм на значок ГТО и
соревнования по следопытству. Он, капитан, сам проложит на учебн



Назад