11e869d7

Марченко Анатолий Тимофеевич - Третьего Не Дано



Анатолий Тимофеевич Марченко
ТРЕТЬЕГО НЕ ДАНО
СОВЕТСКИЙ ВОЕННЫЙ РОМАН
Роман "Третьего не дано" повествует о том, как рожденные Великим
Октябрем, мобилизованные и призванные партией чекисты во главе с верным
рыцарем революции Ф. Э. Дзержинским становятся надежным щитом и разящим
мечом пролетариата.
Центральный образ романа - Ф. Э. Дзержинский, верный ученик и
сподвижник В. И. Ленина.
1
Ранним утром Мишель Лафар пришел на Большую Лубянку. Солнце весело
спорило с резвыми облаками. Рыхлый снег нехотя таял на крышах. Вдоль
тротуаров еще несмело струились ручьи. Дыхание подмосковных лесов
врывалось в город.
Прежде чем войти в дом, где после переезда из Петрограда в Москву
разместилась ВЧК, Мишель остановился на углу, в переулке. Часовые,
подставив обветренные лица солнцу, прохаживались вдоль здания. Приклады
винтовок время от времени звякали о булыжник.
Напротив входа настороженно застыл броневик.
Мишель стоял, радуясь солнцу и ветру. Еще минута - и он окажется в этом
тихом с виду трехэтажном здании с барельефами на светло-зеленом фасаде. И,
кто знает, может, с этой минуты и начнется его настоящая жизнь, сбудутся
мечты и надежды.
Напористый ветер подгонял прохожих, извозчичьи пролетки, гнал облака в
ярко-синем небе. Казалось, он страстно хочет, чтобы все в этом мире
неистово мчалось навстречу будущему, само время ускорило свой бег.
"Ветер революции... - Восторг и предчувствие радости переполняли
Мишеля. - Смелее, ветер! Смелее - в наши паруса!"
Неделей раньше Мишель примчался к секретарю партячейки завода, на
котором работал слесарем, и возбужденно, едва отдышавшись, воскликнул:
- Будет мобилизация? Не опоздал?
- Сбавь обороты, - усмехнулся щупловатый большелобый секретарь,
наслаждаясь самокруткой. - Стреляешь вопросами, как из винтовки.
- Я слышал, будет партмобилизация в ВЧК! - выпалил Мишель.
- Не всякому слуху верь - это первым пунктом, - нахмурился секретарь. -
И, к примеру, если слыхал, трезвонить по всему заводу не резон - это тебе
вторым пунктом.
- Я не трезвоню! - обиделся Мишель. - Я прошу: пиши меня первым!
- Сейчас, разбежался, - рассердился секретарь. - Ты хоть мозгой
пошевелил? Ну, к примеру, что такое ВЧК?
- Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией!
Яснее ясного! Направь, секретарь, не подведу!
- Дзержинский не возьмет.
- Возьмет! - вспыхнул Мишель.
- Притормози! Сердце у тебя, сам знаешь, как у ребенка. И, к примеру,
какие в голове думки имеешь - все на вывеске обозначено. - Он немного
помедлил и, не глядя на Мишеля, добавил: - Ко всему прочему - стихи...
- Рекомендацию дашь? - не отставал Мишель.
- Рекомендацию? - задумался секретарь, пригасив окурок. - Парень ты
стоящий, отчего не дать? В политике силен. И храбрость у тебя черт те
откуда берется.
Могу и дать, а только начхает он на эту бумажку.
- Почему? - вскинулся Мишель.
- Почему, почему, - передразнил секретарь: он не любил наивных
вопросов. - Как увидит, что ты ровно динамитом начиненный...
- Пиши! - засмеялся Мишель. - Без динамита и революция не революция!
- Написать - не молотом по наковальне бить. Сперва на ячейке обсудим.
Ячейка собралась вечером. В полутемной копторке, прилепившейся к
механическому цеху, сошлись только что закончившие смену рабочие. Едва
секретарь зачитал заявление Мишеля, первым, спотыкаясь на каждом слове,
заговорил восседавший на стремянке чубатый парепь - Снетков.
- С ходу говорю - против! - Он кривился, как от зубной боли. - Ну с
какой стати посылать его на Л



Назад