11e869d7

Мартыщенко Алексей - Прикосновение Тайны



АЛЕКСЕЙ МАРТЫЩЕНКО.
ПРИКОСНОВЕНИЕ ТАЙНЫ.
Пролог
Пленница пустыни.
  
   Безжизненная черная пустыня.
   Здесь лишь противный ветер, несущий тучи пыли и пепла, да множество камней, больших и малых, разбросанных тут и там.
   Здесь вечная ночь, и нет людей в этой пустыне. Это царство мертвых и теней.
   На одном из камней видна чья-то тень, она расплывчата и нереальна, постоянно меняет свои очертания, то вытягиваясь вверх, то сжимаясь. Эта тень как темное пятно на темном.
   Тень когда-то, давным-давно, была Джузеппе. Это все, что от него осталось. Тень покоится на камне и о чем-то думает.

Она переполнена болью и отчаяньем.
   Когда совсем невмоготу, она становится громом и молнией, разрывающими эту мерзкую ночь и тишину, безумным ураганом и торнадо, пожирающими эту пустыню. И тогда камни и песок исполняют безумную пляску обреченности.

На Земле проходят годы, но здесь времени нет: нет ни прошлого, ни будущего. В пустыне - бесконечный миг, повторяющийся бесконечно.
   Но вот появляется уродливая рожа. Та самая Акина, величиной во Вселенную. Она терзала душу Джузеппе перед смертью, не оставляет и сейчас. Отвратительный хохот и крик сотрясают пустыню.

Стихает ураган, умолкает гром, и молнии уже нет.
   Съежившаяся тень, величиной с горошину, заползает под камень, пытаясь спрятаться от Акины. Но ее щупальца достают тень и там. И бесчисленное множество раз тень Джузеппе корчится в этих щупальцах.

Это адовы муки, и нет от них спасения.
  -- Теперь ты навсегда мой, Гуннар! - кричит Акина, - отсюда нет выхода, некуда бежать! Ты всегда будешь здесь, Разрушитель!
   Но иногда наступает облегчение. Акина исчезает. И тогда тень Джузеппе сидит на камне и думает:
  -- Кто же этот Гуннар - Разрушитель? Кто та прекрасная девушка в моих предсмертных видениях? Почему я уверен, что она - это Софи?

Как же я мог отвергнуть любовь Софи? Боже, как жесток я был!
   Тень уверена: в этой пустыне она именно потому, что как-то связана с Гуннаром. С этим именем связаны страшные деяния. И почему-то кажется, что Джузеппе и Гуннар - это две разные жизни, но одна душа, и тень этой души сейчас здесь.

Тень почему-то твердо уверена что, не отвергни Джузеппе любовь Софи, она не стала бы пленницей пустыни. И еще она знает, что это облегчение - дар Софи и поселенцев, не забывающих о нем и поминающих Джузеппе добрым словом.
   Но в этот раз все было иначе. Акина дико закричала и исчезла. А на камне, вернее, около него, появился свет.

Он освещал пустыню и тень. И непонятно было, как он появился в этом царстве ночи, горечи и тоски.
   И тень тут же почувствовала облегчение и попыталась прильнуть к свету, но почувствовала невидимые путы, цепко державшие ее и не пускающие к свету. Но, даже находясь близ него, тень оживлялась и радовалась облегчению, приливу благодарной нежности и надежды.
  -- Здравствуй, Гуннар, - голос был спокоен и прекрасен, чарующ, как музыка и небо.
   Тень молчала, боясь проронить хоть слово: вдруг свет исчезнет?
  -- Мне жаль, что все так получилось. Очень жаль. Но Акина победила тебя.

Ты вступил на путь насилия и разрушения.
   Тень чуть заметно шевельнулась, ее очертания изменились, из округлых став продолговатыми.
  -- Не надо говорить, Гуннар! Я знаю все, что ты хочешь спросить. Но Акина уничтожила твою душу, поэтому ты ничего не помнишь.

У тебя был шанс, но Джузеппе отверг спасение.
   Тень съежилась: она была уже величиной с песчинку. И нет таких слов, чтобы передать всю горечь и боль, овладевшие ею.
  -- О тебе просит Эйя. Он



Назад