11e869d7

Мартынов Георгий - Звездоплаватели 2



Георгий Мартынов.
Звездоплаватели.
Книга 2.
Сестра Земли
БОРИС МЕЛЬНИКОВ
Молодой человек со значком мастера спорта в петлице остановился перед
закрытой дверью.
Словно в нерешительности, он провел рукой по коротко остриженным волосам.
На загорелом лице выступил румянец волнения. Он глубоко вздохнул, как
человек, готовящийся прыгнуть в холодную воду, и осторожно постучал.
- Войдите!
Молодой человек отворил дверь.
Небольшая комната была обставлена мягкой кожаной мебелью. Два книжных
шкафа, картины на стенах, пушистый ковер, закрывавший весь пол, - все это
мало напоминало служебное помещение, скорее - кабинет частной квартиры.
У окна стоял широкоплечий мужчина с зачесанными назад светлыми волосами.
Он обернулся при звуке закрывавшейся двери.
Молодой человек почтительно наклонил голову:
- Киноинженер Геннадий Второв.
- Садитесь товарищ Второв! - хозяин кабинета жестом указал на кресло у
стола. - Я получил письмо профессора Баландина. Он отзывается о вас с
большой похвалой и рекомендует в качестве кинооператора экспедиции. Раз вы
пришли ко мне, можно сделать вывод, что хотите лететь.
- Это не то слово, Борис Николаевич, - ответил Второв. - Я мечтаю попасть
в число членов экспедиции.
- Эта мечта может осуществиться. За вас ручается профессор Баландин. Это
не мало! Но, кроме знаний и желания, требуется еще и безукоризненное
здоровье. Вы мастер спорта? Какого именно?
- Альпинизм.
- Это нам подходит. Окончательное решение будет вынесено начальником
экспедиции - академиком Белопольским, но я не думаю, чтобы он стал
возражать. Для этого, мне кажется, нет причин.
- Спасибо, Борис Николаевич! - горячо сказал Второв.
- Благодарить еще рано. Вы комсомолец?
- Недавно принят в кандидаты партии.
- Вы очень молоды. - Мельников внимательно всматривался в черты лица
Второва. - Boceмь лет тому назад я был таким же, как вы, и стремился в
первый для меня космический рейс, и тоже в качестве кинооператора. Не
правда ли, в нашей судьбе есть что-то общее? Но вы имеете передо мной
преимущество. Вы инженер, а я был простым журналистом. Вам не жалко
превратиться из инженера в фотографа?
- Быть кинооператором на звездолете гораздо почетнее, чем инженером на
Земле.
Мельников засмеялся.
- Я вижу, вы энтузиаст, - сказал он. - Это хорошо. В нашем деле без
энтузиазма трудно переносить долгую разлуку с Землей. - Он вынул из
кармана письмо и заглянул в него. - Итак, Геннадий Андреевич, будем
считать, что все в порядке. Расскажите о себе. Как заместитель начальника
экспедиции, я должен знать все о членах экипажа.
- А что вас интересует?
- Все! Вся ваша жизнь с момента рождения.
- Моя жизнь очень проста... - нерешительно начал Второв.
- Это не имеет значения, - перебил Мельников, - рассказывайте!
Он улыбнулся, желая подбодрить собеседника. Эта открытая улыбка странно не
соответствовала строгому выражению необычайно спокойных глаз.
"Какие удивительные у него глаза", - подумал Второв.
Он начал свой рассказ. С каждым словом его голос становился увереннее.
Второв шел сюда, в Космический институт Академии наук СССР, с чувством
огромного волнения. Решался вопрос его дальнейшей жизни. С замиранием
сердца перешагнул он порог этого кабинета. В первые минуты присутствие
знаменитого звездоплавателя связывало мысли, и он с трудом подбирал слова.
Но постепенно дружеский тон и товарищеское обращение Мельникова успокоили
его.
Он говорил, а Мельников, облокотившись на стол и, положив подбородок на
руку, внимательно слушал.
Расска



Назад