11e869d7

Мартынов Алексей - Маньяки 2 (Тихие Шаги В Темноте)



АЛЕКСЕЙ МАРТЫНОВ
ТИХИЕ ШАГИ В ТЕМНОТЕ
Преамбула: Реальность смотрит на нас через призму фантазии.
Тссс. Тихо! Я открою вам одну тайну, только вы никому. А то меня чик! И всё.

Небольшие арочного типа ворота с двумя числами через тире, небольшой надписью и золочёной маской открываются у вас за спиной, заставляя делать выбор. Это не страшно, это забавно и интересно, надо только не смотреть под ноги.
Глава 1
–= явление 1 =
Снова звонит звонарь в колокол на верхушке церкви. Значит, повезли хоронить. Значит, ещё один ушёл. Нас остаётся с каждым днём всё меньше.

Ктото уходит сам, когото увозят, ктото остаётся. Конечный результат в самом конечном счёте не так важен, как, впрочем, и не важно начало, всё взаимосвязано и объединено в одну общую картину, посему куда интересней процесс.

Если у чегото точно есть конец, лучше к нему не стремиться. Вот, скажем, стоит ваза с цветами, довольно привлекательная, однако скучная. А если её теперь столкнуть, то сразу становится намного интересней, чтото новенькое.
Он хотел есть.
– Эй, – спросил он, высунув часть лица за решётку, – я хотел бы выйти.
– Выходи, – ответил сидевший в дальнем углу начальник.
– Ну так выпустите меня.
– Я не могу, ключи у тебя. Кстати, вот и отбой, – с этими словами в помещение погас свет. Стало темно, как в гробу.
Он сидел молча, на него всегда темнота действовала угнетающе, зарождая гдето в глубинах сознания ужасы.
Полная темнота, глаз не различает ничего в кромешной тьме, что поднимай, что опускай веки – всё одно. Гдето вверху, изпод самого духового окошка на улицу тихим басом прокаркала сова.

Одномгновенно с этим ветер подул на уровне крыш соседних домов, лунный свет многократно преломился в дрожащих стёклах и полированных поручнях балконов, рассеялся равномерно в воздухе и небольшим отмерянным кусочком влетел в духовое окно. Помещение озарилось бледноголубым свечением искажённого лунного излучения, но тем страшнее ему стало – теперь, когда он стал на виду, зияющая темнота за пределами камеры разинула свою бездонную пасть.
Снаружи тишина, ни звука. Даже мыши не шуршат как обычно, жизнь замерла, ожидая прорыва. Он тоже замер, замер так, что костьми стал ощущать мерное напряжённое постукивание сердца.

Стук стал жёстко передаваться в уши, посреди отсутствия внешних звуков стал нарастать внутренний гул и шуршание. Вдруг в затылке послышался скрежет раздираемого металла, а вслед за ним последовал прострел молнией, нервные окончания забились в конвульсиях от нечеловеческой боли. А он стоял, боясь шевельнуть хотя бы пальцем, хотя бы мышцей.
Будь его на то воля, он остановил бы сердце, чтоб не провоцировать опасность, но, увы, это было не в его силах. Какимто задним умом он ощущал, как, несмотря на его полное сопротивление этому, напряглись все мышцы, глаза скоро вылезут из орбит от напряга. Со лба по бровине, по реснице и вниз покатилась капелька пота.
«Что делать? Бежать?» – даже эти мысли казались ему слишком громкими и манящими.
Волосы на теле вставали дыбом, он начал потеть. Он знал, что этого делать не стоит, что он только привлечёт этим опасность, но ничего поделать не мог. Какоето движение, будто муравей ползёт вверх по ноге.

Он хотел его сбросить, но не мог.
Хрусть!
Чтото хрустнуло наверху. Он хотел заорать от страха, но не смог – рот и язык не подчинялись командам мозга и напрочь отказывались работать. Какойто сдавленный рык из глубин лёгких раздирающе рвался наружу, но никак не мог выйти. Моментально пропала режущая боль в затылке, а также шу



Назад