11e869d7

Мартьянов Андрей - Вестники Времён 4



АНДРЕЙ МАРТЬЯНОВ
ЗАКОНЫ ЗАБЛУЖДЕНИЙ
ВЕСТНИКИ ВРЕМЕН #4
Автор от души благодарит постоянного соавтора — Марину Кижину за неоценимую помощь, господ М. Бейджента, Р. Лея и Г. Линкольна за справочную литературу, благодаря которой появились на свет некоторые герои цикла а так же С. Казакова — большого специалиста в делах мордобития...
В тексте использованы стихи Ларисы Бочаровой, Евгения Сусорова, Алексея и Анны Ширяевых, Марты Максимовой, Константина Кинчева, Валерия Кудасова, Булата Окуджавы, Константина Бальмонта.
Спасибо им.
И обратился я, чтобы взглянуть на мудрость, и безумие, и глупость...
Экклезиаст, 2:12.
Не ускоряйте смерти заблуждениями вашей жизни, и не привлекайте к себе погибели делами рук ваших.
Премудрость Соломонова, 1:12.
Chevalier, mult estes guariz,
Qant Deu a vus fait sa clamur
Des Turs e des Amoraviz
Ki li unt fait tels deshenors.
Cher a tort unt ses fieuz saiziz;
Bien en devums aveir dolur,
Cher la fud Deu primes servi
E reconnu pur segnuur.1
Песня крестоносцев времен II Крестового похода. Неизвестный автор, приблизительно 1145–1146 гг.
МЕССИНА: ПРЕЛЮДИЯ
У пятачыну!
Сицилийское королевство.
Октябрь 1189 года по Р.Х.
Арбалет — очень опасное оружие.
Металлическая стрела-болт срывается с проволоки тетивы почти со скоростью пули и вполне может пробить любой щит или доспех, а если она проникает в тело сквозь кольчугу, то обломки колец, захваченные острием, способны нанести гораздо худшие повреждения: разорванная кожа и мышцы, в ране застревают острые и почти неуловимые кусочки стали, частицы одежды, грязь... Еще стрелу можно натереть солью, помазать ядом или, например, дерьмом.

Ничего смешного — такая рана, если и окажется не смертельной, почти обязательно приведет к гибели противника попозже, через день или два. Но в самый момент боя, враг точно будет выведен из схватки, хотя бы потому, что когда в тебя попадают арбалетным болтом — это просто невероятно больно.
...Казаков всегда пребывал в убеждении, что супермен является только порождением писательской фантазии и голливудских режиссеров. Полные, очкастые и расплывшиеся дяденьки-литераторы, которые в жизни не видели ничего страшнее многоразового шприца и смерти помойной кошки под колесами проезжавшего мимо автомобиля, могут сколько угодно расписывать, как лопающийся от мускулатуры герой с мечом в руке и полуобнаженной красоткой под мышкой, зубами выдирает засевшую в плече стрелу и с молодецким гиканьем бежит дальше, спасать мир от вековечного зла.
Впечатлительные сорокалетние писательницы имеют полное право выводить на страницах исторических бестселлеров подвиги суровых, много переживших и испытавших витязей, способных без мимолетной слезинки перенести проникающую рану в грудную клетку и не обращать на нее внимания, пока не закончится кровавая схватка с пышущим ненавистью врагом. Затем мгновенно появляется «верный друг» с непременной чистой тряпочкой и заранее припасенными «удивительными восточными мазями», быстрая перевязка, полдня хандры и вперед — Черный Ужас Восточного Запада не дремлет и строит козни, волшебный меч пока не заржавел, изволь бороться и сражаться...

Так и бродили стадами по хорошо знакомой оруженосцу сэра Мишеля литературе ХХ века неубиваемые и непобарываемые герои, но... Засунь книжного супермена на настоящую войну — сложится первым же вечером.
Нормальный человек при любом более-менее серьезном ранении (царапины, задевшие только кожу, почти не в счет, однако царапина царапине рознь...) в момент общей схватки обязан отойти во в



Назад