11e869d7

Март Михаил - Бездомный Мрак



БЕЗДОМНЫЙ МРАК
Михаил МАРТ
Анонс
Что делать, когда ты, попав в аварию, ничего не помнишь - ни кто ты сам, ни кто твои друзья и враги, чем ты жил до злополучного дня? Начинать жизнь с чистого листа или попытаться разобраться в своем прошлом, даже если ты попадешь в эпицентр стремительно закручивающихся загадочных, порой кровавых событий?
О развязке интриги криминальных романов М. Марта, блестящего мастера слова и сюжета, невозможно догадаться до самой последней страницы его произведений.
"Бездомный мрак" тому подтверждение.
Вышли в свет: "Оставь ее небу", "Двуликое зеркало", "Мертвецы не тоскуют по золоту", "Погашено кровью", "Кровавый круг", "Вальсирующие со смертью", "Агония страха", "Театр мертвецов", "Тем тяжелее будет падение", "Роковое соглашение".
Готовятся к печати: "На раскаленной паутине".
Глава I
РОЖДЕНИЕ
Англичане говорят: "родился с серебряной ложкой во рту". Русский вариант звучит иначе: "родился в сорочке". У меня особый случай - я родился в пижаме.
Вполне серьезное заявление, но требующее некоторых пояснений. Речь идет о втором рождении. Что касается первого, то я о нем ничего не знаю.

Не знаю, и все тут, хоть убейте меня.
Страшно я появился на свет. В муках, в тяжелых муках. Кошмары преследовали мой больной усталый мозг. Пылающий огонь, падение в бесконечную бездну и чернота.

Боль не покидала меня, я сгорал заживо, кричал, мечтая увидеть дно безумного чрева и разбиться вдребезги, чтобы покончить с мучениями раз и навсегда.
Но смерть не хотела принимать меня в свои объятия, она лишь насмехалась надо мной, давая понять: "погоди, еще не время; но я далеко не уйду, ты всегда будешь ощущать мое присутствие рядом с собой, когда холодок коснется твоей шеи!".
Костлявая меня не обманула: я не достиг дна бездны и не разбился. Нет. Все произошло по-другому.

Мои тяжелые веки открылись, и яркий свет резанул по глазам. В ушах еще слышался удалявшийся в небытие отвратный смех, словно падающее ведро на дно колодца.
Я вновь закрыл глаза, но тут же открыл их, боясь вернуться в безмолвие. На этой половине света царили белизна и покой. Молочный туман окутывал пришельца из другого мира, и, боюсь, меня здесь никто не ждал.

Мое перерождение началось с ощущений.
Первым ощущением стало тепло. Приятное и ненавязчивое. Я шире раскрыл глаза, но ничего не изменилось.

Мне ничего не оставалось делать, как ждать.
От напряжения тело стало влажным, и это тоже можно назвать ощущением.
Туман медленно начинал рассеиваться, белое облако таяло, и появились слабые пятна, они постепенно наливались красками, и я уже различал цвета, которым не мог дать названия. Затем пятна складывались в формы, приобретая четкие очертания.
Надо мной возникли лица, внимательно смотревшие прямо мне в глаза. Женщина и двое мужчин. Они стояли надо мной, как судьи, готовые вынести свой приговор.
У меня навернулись слезы, я опустил веки, стараясь проморгаться. Когда я опять открыл глаза, то одно лицо исчезло, остались два. Ничего, кроме лиц, мне увидеть не удалось. Остальное пространство оставалось белым, и одежда на этих людях белая, и стены, и потолок.

Они продолжали смотреть на меня молча, неподвижно, словно манекены со вставленными живыми пытливыми глазами.
Я отчетливо услышал свой пульс, будто шар раздувался в том месте, где я чувствовал тепло, и тут же сжимался, превращаясь в крохотную точку. Я опустил взгляд вниз и увидел холеную руку, державшую мое запястье. Это она излучала магическое тепло.
Вдруг что-то прорвалось, будто между нами обрушилась стена, и в



Назад