11e869d7

Маркович Дан - Лчк (Записки Старого Человека)



НОВЫЕ РАБОТЫ
Дан Маркович
ЛЧК
(Записки старого человека)
Дан Маркович - имя широкому читателю пока незнакомое, хотя он пишет
давно, написал более двухсот коротких рассказов, две повести. Некоторые его
рассказы напечатаны в "Сельской молодежи", готовится к публикации книга
рассказов "Здравствуй, муха!".
Д. Маркович родился в Таллинне в 1940 году, учился на медицинском
факультете в Тарту (ЭССР), потом около двадцати лет работал в Институте
биофизики АН СССР (Пущине), он кандидат биологических наук, специалист по
биохимии ферментов. Долгое время сочетал научную работу с серьезными
занятиями живописью, писал прозу, за эти годы сформировался как писатель,
мастер короткого рассказа. В 1986 году Д. Маркович оставляет науку, теперь
он художник-профессионал, одновременно литератор-прозаик.
Естественно, проблемы взаимоотношений науки и искусства, природы
творчества нашли свое отражение уже в первой повести Д. Марковича
"Монолог", в ней переплелись действительность и фантастика. Представленная
в сборнике вторая повесть- "ЛЧК" - по жанру относится к популярным в наши
дни антиутопиям, Д. Маркович задумал ее в том самом "1984-м", в ней
затронуты глубокие вопросы свободы творчества, ответственности перед
будущим, судьба художника в тоталитарном государстве, и в то же время в ней
много иронии, гротеска, намеков, лукавства и попросту веселья, эта вещь
написана и всерьез и не совсем, что называется, на полном серьезе, ее герои
часто неуклюжи, смешны, даже странны... И все же, в целом "ЛЧК" - вещь
серьезная, это повесть-предостережение, в ней тревога за будущее и надежда
на победу человеческого в человеке.
...Даже в то время, когда исчезают сила и ум человека, благодарность и
нежность продолжают жить в сердцах...
Г. Уэллс. Машина времени
1. Возвращение
Анемподист и Гертруда
Я шел по узкой тропинке меж высоких стройных берез, перебрался через
ручеек по бревенчатому мостику и оказался в городе. Прямо передо мной
старое пятиэтажное здание с большими красными буквами "ЖЭК" над дверью.
Внутри было пусто и тихо. Доска почета, объявления, приказы... На первой
двери надпись - "Управдом". Я постучал, услышал голос за дверью - и вошел.
За столом сидел сильно укороченный человек - безногое туловище с одной
рукой, багровая клешня вместо кисти. Перед ним небольшой, размером с
портативную печатную машинку, пульт с зелеными и красными лампочками. Это
был управдом Анемподист Бодров.
- На поселение?.. А кто таков?
- Вот бумаги.
Он бегло просматривает их - разрешение... разрешение... писатель?.. -
посмотрел на меня, глаза оказались живые, хитроватые:
- Из каких писатель, кто пишет али нет?
- Кто не пишет.
- А, вот... да-да... И надолго к нам?
- Не знаю еще...
- А мне надо, чтобы надолго, - жилой фонд осваивать будем. У нас
тепло, свет... пенсию дам, в виде вермишелевого супа с мясом...
Он мне нравится, живой мужик.
- А что от меня надо?
- Огород выделю - десятую урожая мне, а дальше посмотрим...
писатель... Работу могу предложить, в жэке, но денег мало. Свиньи экономику
подрывают. Это все Блясов, доберусь я до него...
- Я согласен... Подумаешь, десятая, с супом и в тепле - проживу.
- Только сначала зайди в сто седьмую, к Гертруде, он у нас главный по
политике. А поселим тебя...
- Нельзя ли в двадцатом?
Управдом удивленно поднял брови:
- Вот именно, в двадцатом, там все живут.
- Как так - все?
Он замялся:
- Ну, увидишь, увидишь... пойдешь вниз, к реке, последний дом и будет
твой, панельный, квартира двадцать т



Назад